И. МАКАРОВ, студент СПб. ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ.

17 июня 2011 -

 

Трудности толкования притчи о неверном домоправителе
Трудности толкования притчи о неверном домоправителе
 

Из наследия русской богословской мысли

     В благовестии Иисуса Христа, Спасителя нашего, притчи занимают немалое место. Господь проповедовал о Своем Небесном Царстве. Чтобы народ мог лучше понять Его, Он изъяснялся притчами. Притча — это краткое повествовательное произведение с нравственным поучительным содержанием. Как правило, притчи имели аллегорическую форму. Христос заимствовал Свои приточные образы из окружающей среды, из повседневной жизни иудейского народа, чтобы более понятно, но в то же время и более загадочно донести до людей евангельские истины. Такой метод в проповеди Спасителя раскрывал или, наоборот, прикрывал Христову истину о Царстве Божием.
     Одной из наиболее сложных для толкования является притча о неверном домоправителе, переданная нам Евангелистом Лукой (Лк. 16,1—13). Она относится к разряду поучений Христа, сказанных Им о богатстве и о том, как следует Его последователям относится к материальным благам.

Текст притчи и проблема его понимания

     Рассмотрим два варианта текста. Церковнославянский текст притчи приводится здесь только потому, что многие толкователи XIX в. пользовались именно этим текстом, а не русским, для более глубокого выяснения смысла некоторых слов и выражений Христа.
«Глаголаше же ко учеником Своим: человек некий бе богат, иже имяше приставника: и той оклеветан бысть к нему, яко расточает имения его. И пригласив его рече ему: что се слышу о тебе: воздаждь ответ о приставлении домовнем: не возможеши бо ктому дому строити. Рече же в себе приставник дому: что сотворю, яко господь мой отъемлет строение дому от мене копати не могу, просити стыжуся. Разумех, что сотворю, да егда отставлен буду от строения дому, приимут мя в домы своя. И призвав единаго когождо от должник господина своего, глаголаше первому: колицем должен еси господину моему он же рече: сто мер масла. И рече ему: приими писание твое, и сед скоро напиши пятьдесят. Потом же рече другому: ты же колицем должен еси он же рече: сто мер пшеницы. И глагола ему: приими писание твое, и напиши осмьдесят. И похвали господь дому строителя неправеднаго, яко мудре сотвори: яко сынове века сего мудрейши паче сынов света в роде своем суть. И Аз вам глаголю: сотворите себе други от мамоны неправды, да, егда оскудеете, приимут вы в вечныя кровы. Верный в мале, и во мнозе верен есть: и неправедный в мале, и во мнозе неправеден есть. Аще убо в неправедней имении верни не бысте, во истинней кто вам веру имет и аще в чужем верни не бысте, ваше кто вам даст. Никий же раб может двема господинома работати: ибо или единаго возненавидит, а другаго возлюбит: или единаго держится, о друзем же нерадети начнет: не можете Богу работати и мамоне». (Лк. 16, 1-13) [Пунктуация сохранена церковнославянская].
«Сказал же и к ученикам Своим: некоторый человек был богат, и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его. И призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении своем: ибо ты не можешь более управлять. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом копать не могу, просить стыжусь. Знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. И призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми свою расписку, и садись скорее, напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми свою расписку, и напиши: восемьдесят. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде. И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители. Верный в малом и во многом верен а неверный в малом неверен и во многом. Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны: кто поверит вам истинное? И если в чужом не были верны: кто даст вам ваше? Никакой слуга не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне » (Лк. 16,1-13).
Трудности в понимании данного текста притчи связаны с тем, что Спаситель здесь довольно сокровенно передал свое истинное учение. За некоторыми фразами, непривычными для нашего слуха, скрывается более глубокий смысл, чем может показаться первоначально. Понимать притчу, конечно, следует в соотнесении со всем учением Христовым, не вырывая ее из контекста всей Евангельской проповеди, четко определив основную мысль Спасителя о возможности спастись человеку, прилепившемуся к своему богатству. Такие трудности понимания притчи привели в западной науке к предположению об искажении переписчиками и переводчиками краеугольной фразы: «приобретайте себе друзей богатством неправедным». Русские богословы высказывались наоборот в защиту подлинности текста. Например, прот. Л. Липеровский филологически показал, что нельзя допустить в этом месте возможность описки. Он же говорил, что символический смысл притчи был многим недоступен, несмотря на ясность образов в ее содержании. Б. И. Гладков по этому поводу высказался довольно определенно: «Если мы все трудности, с которыми встречаемся при чтении Евангелия, будем объяснять искажением текста при переписке, то дойдем до отрицания подлинности Евангелия, то есть верности имеющихся у нас списков с рукописей самих евангелистов». Многие авторы пытались соединить при толковании этой притчи и буквальный, и иносказательный методы с духовно-нравственным поучением.

Два направления: одобрение или порицание домоправителя

     Мнения относительно личности домоправителя в русской богословской литературе расходятся: от однозначного осуждения до восхваления. Прот. И. Бухарев и Д. П. Боголепов высказывались отрицательно о поступках домоправителя. Управитель недобросовестно распоряжался вверенными ему делами, и, будучи изобличен, он решается на новый обман своего господина. Бухарев писал, что похвала господина в данном случае относилась к находчивости и изобретательности управителя, что он сумел так выкрутиться из затруднительной ситуации и обеспечить себя на будущее. Но это никак нельзя отнести к нравственному свойству его поступка, который не может быть одобрен. Отсюда и сам управитель назван «неверным».
     Более лояльное отношение к домоправителю, даже близкое к оправданию его, было у прот. Т. Буткевича. Он считал, что управитель не обманул господина в ущерб его доходам. Управитель простил должникам в итоге только то, что сам в свое время набрал в свою пользу, не нарушая доходов хозяина, т. е. хозяин от этих долгов не пострадал. Домоправитель просто брал с должников больше договоренной нормы, а излишек от долженствующего дохода брал себе. Доносом он был оклеветан. Когда же хозяин узнал всю правду, то похвалил управителя за его догадливость (греч. благоразумно). Гладков развил эту мысль и высказал свою версию: уладив дела с должниками, управитель тем самым привел все бумаги в порядок доносчик доложил о его изворотливости тогда-то господин и похвалил управителя за его мудрость, тем более что он не причинил ему убытка, и, вероятно, после этого господин не уволил домоправителя окончательно, т. к. признал его действия заслуживающими похвалы.
     Н. Розанов приводил слова блаж. Августина, который писал, что господин похвалил приставника, обращая внимание не на вред, который он ему причинил, а на его ум (ingenium). Так и мы, когда слышим о ловком, хотя и плохом поступке, невольно все же хвалим его совершителя за находчивость, сожалея однако о том, что такое действие было направлено не на хорошее дело. Далее Розанов писал: «Так Сам Спаситель, говоря своим последователям: „будите мудри, яко змия" (Мф. 10,16), — не злобу и ядовитость змеи, конечно, представляет в пример верующим, от которых требует, чтобы они были просты, как голуби, но указывает на ту мудрость, догадливость и изобретательность, какую змеи, „мудрейшие из всех зверей земных" (Быт. 3,1), обнаруживают в своих действиях».
     Совершенно особое понимание личности домоправителя у прот. Л. Липеровского. Неверный управитель расточал имение хозяина, действовал не в одном духе с принципами своего господина, т. к. «кто не собирает со Мною — тот расточает», — говорит Христос. Простив долги господским должникам, управитель заслужил не порицание, а похвалу, т. к. впервые совершил поступок в духе своего господина. Он, простив долги (грехи) другим, тем самым получил и надежду на прощение своих грехов и принятие в вечные обители, где простивший и прощенный встретятся как друзья. Таким образом, нужно в управлении имением прощать скорее людям их долги, нежели сурово взыскивать их.

Общие моменты толкования

     Эта притча учит тому, как следует пользоваться земными благами, чтобы приобрести этим вечное блаженство. Богатый человек является символическим изображением Бога, а под домоправителем разумеется в таком случае всякий человек, который ничего своего не имеет, но все получает от Бога. Расточение имущества — это злоупотребление дарами Божьими, трата богатства на одни чувственные наслаждения. Отчет домоправителя господину — образ того, как от каждого после его смерти Господь потребует отчета в делах. Скорбь домоправителя о предстоявшей ему участи — это скорбь человека, не обогатившегося в земной жизни добрыми делами, о том, что ему после смерти уже невозможно будет что-либо предпринять для своего спасения. Похвала господина — это благоволение к человеку за его догадливость и заботливость о своей будущей судьбе. «Сыны века сего» — люди, пребывающие в заботах только о земном благополучии «сыны света» — люди, просвещенные светом христианства и желающие получить вечное блаженство. Сыны века сего о своих житейских выгодах заботятся гораздо лучше, чем сыны света о своем спасении. «Богатство неправедное» — это земные блага, неправедное, т. к. часто приобретается неправедно, и, будучи тленным, это богатство воспринимается людьми за великое сокровище. Такое богатство часто служит поводом к неправде. Друзья — это те, которых Сам Господь назвал Своими «меньшими братьями» (Мф. 25,40), это бедные, нуждающиеся люди. Их дружбу можно приобрести, уделяя им от избытка своего имущества. Такие люди могут доставить нам вход в Царство Небесное своими молитвами за нас перед Богом. Вот так учит притча употреблять излишки своих богатств, но эта притча не одобряет приобретения имущества неправдой — Господь никак не одобряет неправду, не принимает жертв, которые приобретены неправдой и приносятся без покаяния и исправления жизни.
     Далее обозначим частные особенности в толковании различных частей текста притчи некоторыми писателями.
«сказал же и ученикам Своим...» Толкователи уделяли большое внимание тому, кому именно, при каких обстоятельствах и с какой целью произнес Спаситель данную притчу. После того, как Христос в предыдущих притчах дал ответ фарисеям, которые роптали на Него за общение с мытарями и грешниками, Он говорит теперь со словом наставления к «ученикам», ко всем Своим последователям. Учениками в данном случае названы не только апостолы, но и все слушавшие тогда Господа, особенно же мытари (сборщики податей), которые не очень порядочно относились к своему делу. Также притча адресована индивидуально Иуде Искариоту, который был неверным хранителем порученных ему жертвенных денег. На этот момент особое внимание обратил М. Барсов. Он писал о том, что Иуда носил ящик с деньгами апостолов, которым пользовался бесконтрольно. Отзыв о нем в Евангелии от Иоанна (12,6) заставляет думать, что склонность к утайке чужих денег довольно рано обнаружилась в нем. Христос искал удобного момента, чтобы сделать ему внушение, но так, чтобы оглашением тайны не унизить и не ожесточить его. Теперь был случай подходящий, когда Спаситель мог сказать по отношению к собирательной личности мытарей, слушающих его, прикрывая тем личность Иуды.
«дай отчет в управлении своем» Отчет домоправителя перед своим господином в русской богословской литературе всегда понимался иносказательно, как суд Божий над человеком после его смерти, отчет человека обо всем содеянном им в земной жизни. Д. П. Боголепов отмечал, что люди беспорядочной жизни, расточающие имение Божие, также будут позваны через смерть на суд Бога к отчету и тем будут отставлены от своей должности, т. к. человек ничего из земных сокровищ не возьмет с собой в загробную жизнь. Подобно тому, как хозяин в притче не сразу уволил домоправителя, так и Господь через различные обстоятельства воздействует на совесть человека, побуждая предпринять какие-то действия, что не беззащитным предстать на суд Божий. Прот. И. Бухарев приводит рассуждение епископа Михаила о том, что прежде смерти, еще при жизни, Бог в различных обстоятельствах как бы судится с человеком, требует отчета в образе его жизни и поведении и, попуская то или иное в течение жизни — счастье или скорбь, — тем самым выражает ему Свое благоволение или гнев.
«...богатство неправедное» «Мамона неправды» (Лк. 16,9) — богатство неправедное. Мамона — сирийское божество, покровитель богатства. Свт. Филарет Московский отмечал, что Господь не без причины вместо простого названия богатства употребил слово «мамона», в котором с понятием самого богатства соединяется понятие идолослужения. Т. е. это богатство, с пристрастием собираемое, пристрастно обладаемое и делающееся идолом сердца. Богатство названо неправедным, т. к. приобретается не всегда безукоризненным путем, бывает соблазном для нас и поводом к неправде, удаляет от правильного пути Божьего, оно суетно, непрочно и обманчиво, удовлетворяет только чувственным потребностям. Розанов настаивал на том, что в притче имеется в виду богатство именно в земном смысле, но не в духовном. Неправда — это все земное и чувственное, что составляет принадлежность «ветхого человека ». Св. Феофан Затворник мыслил иначе. Он считал, что это не только употребляемое нами земное богатство, но и все наши духовные силы. Приставник в притче распоряжался не своим, так и мы делаем, т. к. у нас все не свое, но от Бога. Мы и сами не свои во Христе Иисусе.
     Спаситель призывает людей приобретать себе друзей таким неправедным богатством (Лк. 16,9). Многие спекулировали этой фразой. Любостяжатели оправдывали себя, говоря, что достаточно отдавать часть из награбленного бедным. Толкуя в этом смысле изречение Иисуса Христа, Юлиан Отступник издевался над всем учением Господа. Святые отцы сразу же давали отпор такому неверному толкованию. Блаж. Августин писал, что такое мнение оскорбительно для святости и правосудия Божия. Основываясь на святоотеческом понимании притчи, Н. Розанов писал, что дела благотворительности только тогда будут спасительны, когда соединятся с верой, любовью и покаянием. Невозможно ждать спасительных плодов от милостыни, которая приносится от имущества, приобретенного неправдой. Следует, прежде всего, при этом думать о покаянии и исправлении. Необходимо подражать неправедному приставнику только в употреблении имущества, но никак не в способе его приобретения. Н. Виноградов писал, что если человек станет неверно пользоваться земными благами, злоупотреблять ими, то он рискует потерять свое нравственное достояние, свою нравственную личность, и никто тогда не даст, не возвратит нам ее.
     Земное богатство, писал прот. Лев Липеровский, таково, что лучше его не иметь, т. к. оно все равно содержит в себе элемент греховности. Уже само то, что рядом с богачами есть нищие, которых те не замечают, делает всякое земное богатство неправедным. Именно поэтому Христос сказал не собирать себе сокровищ на земле, но на небе, «ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6, 19-21). Вспомним евангельскую историю с богатым юношей. Он не смог по слову Христа преодолеть привязанность к имению и отказался от идеала совершенства. По Л. Липеровскому, в притче имеется в виду не богатство само по себе, а способ его употребления и отношение к нему. Если человек свое имение считает не личным, а Божьим, и распоряжается им по заповеди Христовой, то он, пользуясь видимыми предметами, будет собирать себе сокровище на небесах — будет «стяживать благодать Всесвятого Духа Божия», как учил прп. Серафим Саровский. Это и есть истинное богатство, не чужое, а свое для его обладателя. Между этими двумя богатствами нет компромисса: «не можете служить Богу и мамоне » (Лк. 16, 13 Мф. 6, 24).
«...сыны века сего догадливее сынов света в своем роде» О том, что под «сынами века сего» подразумеваются люди грешные или более склонные к земному имению, а «сыны света» — люди, стремящиеся к Богу и просветленные Его светом, об этом было уже упомянуто в общем толковании притчи. Остановимся здесь на оригинальных толкованиях. Согласно прот. Т. Буткевичу, сынами света себя называли фарисеи, а остальных (особенно мытарей) они считали «сынами века сего». Поэтому Христос иронически назвал фарисеев «сынами света» и упрекнул в том, что мытари разумнее их, т. к. чаще следуют за Ним. Гладков, дополняя высказывание Буткевича, пояснял, что сыны века сего — это грешники, заботящиеся только о своем земном благополучии, а сыны света — фарисеи и книжники, которые сами себя так называли. Мысль Спасителя здесь такова: неверный управитель, грешник, покаялся и примирился с теми, кого обижал, за что и удостоился похвалы своего господина фарисеи же и книжники, эти слепые вожди народа, считают себя праведниками и не хотят покаяться. Поэтому сыны века сего (управитель, мытари и грешники) мудрее сынов света (фарисеев и книжников) в своем роде. Так в другом месте Христос сказал: «...истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Мф. 21, 31).
     Интересно также высказывание митр. Филарета (Дроздова). «Жаль, — пишет он, — что чада мирской мудрости имеют довольно искусства темными средствами устроить свое временное благосостояние, а чада света, ученики мудрости Божественной, часто не употребляют довольно тщания, чтобы при ее свете, с ее силой, уравнять и управить свой путь в вечные кровы».
«...друзья » По общему мнению толкователей друзьями в притче названы те, кого Сам Господь удостоил названия Своих «меньших братьев» (Мф. 25, 40), т. е. бедные земными благами и богатые верой (Иак. 2, 5). Им Господь дал как бы в собственность Свое Царство (Мф. 5, 2-10), в награду за их лишения и скорби. Помогая им, мы можем через это сделаться их друзьями, а они умолят Отца Небесного и введут нас в Царство Божие, т. к. Господь по Своей благости усваивает Себе все те благодеяния, которые мы оказываем меньшим Его братьям. Даже если сами бедные не попадут в Небесное Царство и не смогут там молиться за нас, все равно благодеяния наши не потеряют своего достоинства, и мы не лишимся заслуженной награды, потому что все принимается Самим Богом.
     Называя домоправителя сыном века сего, а всех, кто хочет спасти свою душу, сынами света, Д. П. Боголепов замечает, что у тех и других сходные цели, но не тождественные. Они должны приобрести себе друзей посредством облагодетельствования ближних, но неверному домоправителю нужны земные друзья, а сыну света — небесные, т. е. Ангелы и святые. Сыны света должны без обмана идти путем милосердия и благотворительности. Это будет угодно Ангелам, которые и примут их в вечные обители после смерти.
     Согласно учению Христову, к тому же призывает и ап. Павел в своем послании к Тимофею: «Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали о себе и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам все обильно для наслаждения чтобы они благодетельствовали, богатели добрыми делами, были щедры и общительны, собирая себе сокровище, доброе основание для будущего, чтобы достигнуть вечной жизни» (1Тим. 6,17-19).

О понимании заключительных слов Спасителя и нравственный вывод из данной притчи

     Заключением притчевой истории и нравоучения является 13 стих (Лк. 16, 13). Н. Виноградов не соглашался с мнением западных толковников, которые считали этот стих лишним при заключении притчи. Также автор оспаривал то, что стих взят из Евангелия от Матфея (6, 24): там он начинается совершенно иначе, хотя заключение одно и то же. Весь же основной смысл притчи содержится в словах: «...приобретайте себе друзей богатством неправедным» (Лк. 16, 9). Итак, основной смысл притчи видится в следующем. Христос учит нас, что если мы не употребим благ мира сего как должно, т. е. по заповедям Божиим, но будем употреблять их на собственные удовольствия, зачастую порочные, не на пользу нам самим и ближним, и не ведущие к славе Божией, то мы не имеем истинного благочестия, а поэтому и недостойны Божественных духовных даров и не войдем в вечные обители. Если же мы верны в малом, т. е. правильно употребляем блага мира сего, то тем свидетельствуем, что мы истинные чада Божии, имеем блага духовные и получим после смерти богатство нетленное и славу небесную. Следовательно, нам необходимо стараться быть верными в малом и правильно пользоваться благами мира.
     Фарисеи смеялись над заключительными словами Христа. В психологическом понимании они тем самым обнаружили свое внутреннее сердечное убеждение и умственное заблуждение по вопросу о значимости и употребительности богатства в деле спасения души. Поэтому для большего их вразумления Христос сразу же за этой притчей предложил им другую — о богатом и Лазаре (Лк. 16, 19-31).
     Но слова Спасителя в этой притче не остались просто словами. Они были восприняты многими. Следствием такого призыва Христа в данной притче является действие мытаря Закхея, который не только награбленное вернул, но и вознаградил обиженных им и половину имения своего вознамерился употребить на благотворительность. Так должны поступать все любящие свои земные богатства.
     Завершить объяснение притчи о неверном домоправителе в русской богословской литературе можно следующей цитатой: «Смысл всего нравоучения [в притче] такой: и Я вам говорю: снискивайте себе благосклонность бедных посредством тленных сокровищ, дабы они приняли вас в вечные обители Отца Небесного, когда вам нужно будет оставить все, что теперь льстит вашей чувственности
Рейтинг: +1 Голосов: 1 4156 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс.Метрика