ДИАКОН АНДРЕЙ КУРАЕВ

27 июня 2011 -
article152.jpg

 Религия в информационном пространстве - одна из самых сложных и в то же время самых широко обсуждаемых тем последнего времени. 4 августа в агентстве РИА Новости состоялась пресс-конференция, посвященная религии в интернете. "Всемирная паутина" - это вызов для религиозного сознания или средство коммуникации, используемое для широкой проповеди? Возможна ли исповедь по электронной почте? Можно ли посещать виртуальные храмы? Как часто современные священнослужители используют интернет? На эти и другие вопросы корреспонденту "НГР" ответил профессор Московской Духовной академии диакон Андрей Кураев.
 


- Недавно в интернете появилась в свободном доступе программа под названием "Лампада". Она позволяет, не отходя от компьютера, посетить православный храм, поставить свечу перед иконой и т.д. Каково ваше отношение к виртуализации религии, и в частности, православия?
- Существует множество подобных программ, с помощью которых можно совершить виртуальную экскурсию, например, по кремлевским соборам. Можно увидеть тот или иной храм изнутри, получить комментарий от электронного гида. Ничего страшного я в этом не вижу.
Другое дело, если речь идет о том, чтобы в этом храме якобы зажечь "виртуальную свечу". Если вы зажигаете свечу, то в этом важно все, начиная с того, что вы чувствуете, когда берете ее в руки. Свеча напоминает о том, как должно жить и молиться. Кроме того, это форма жертвования на нужды данного прихода.
Виртуальная свеча способна в лучшем случае быть "напоминалочкой" о религиозном призвании человека. Боюсь, что, если эта свечка зажжена в виртуальном мире, она очень быстро погаснет. У того, кто считает, что уладил свои отношения со Всевышним через привычный ему "коннект", Бог ходит в должниках, а человек ему якобы ничего не должен.
Более того, если я хочу поставить свечку в обычном храме, значит, свеча позвала меня именно туда. А значит, я унесу из этого храма что-то в своей душе, и это не может быть выражено надлежащими словами даже в самом интимном дневнике. Такие благодатные касания, зачастую подсознательно, очень важны для верующего. Ничего подобного при посещении интернет-странички не произойдет. Информационное пространство - лишь поверхностная оболочка духовной жизни человека.


- Могут ли подобные компьютерные программы облегчить положение тех верующих, которые по той или иной причине не могут посетить храм?
- Вряд ли это возможно. Для человека, который физически не может посетить храм, как раз очень велика потребность в личной молитве. И такие виртуальные "отмазки" не смогут ее заменить.

- На пресс-конференции в РИА Новости 4 августа, посвященной проблемам религии в интернете, протоиерей Всеволод Чаплин от Православной Церкви и священник Игорь Ковалевский от Католической заявили о невозможности исповедаться по интернету. Почему исповедь несовместима с подобным средством коммуникации?
- Моя позиция несколько мягче. Я считаю, что возможны ситуации, когда исповедь может быть принята по интернету. В советские времена были случаи, когда люди, находившиеся в тюрьме, передавали свои исповеди в записках или даже рассказывали их сокамернику, с тем чтобы он передал ее священнику на воле. Исповедь на расстоянии как некое исключение возможна. Она может быть доверена другому человеку, бумаге или, в конце концов, интернет-сообщению - здесь большой разницы нет. В истории Церкви существовало и духовничество на расстоянии. Есть огромные тома переписки знаменитых русских духовников XIX века, письма епископа Феофана Затворника, переписка оптинских старцев. Мы видим следы этой благодатной переписки и в XX веке, в частности "Письма валаамского старца" схиигумена Иоанна, письма игумена Никона (Воробьева) к своим духовным чадам. Так что духовные беседы через интернет не являются некой абсолютной новинкой в нашей жизни.
Различие вот в чем. Все перечисленные мной случаи не предполагали анонимности. Это было общение людей, которые до того встречались в реальной жизни. Интернет же подразумевает анонимность и плюс к этому возможность постороннего взгляда на личную переписку. Хотя я сам не священник, я почти каждый день получаю письма исповедального характера, но обычно не отвечаю на них.


- Почему?
- Во-первых, всегда существует возможность провокации. Одно дело - когда человек исповедуется в храме один на один. Электронное же письмо остается в компьютере со всеми исходящими адресами и может быть продемонстрировано с целями, которые далеки от духовности.
Во-вторых, такая дистанционная исповедь по интернету опасна своего рода "заочным врачеванием". Ты не видел человека, не провел подробного обследования, а он требует назначить ему какое-то лечение. Это довольно опасная штука, в том числе и в духовной жизни.
В-третьих, и самое главное. Исповедь - это положительное, а не отрицательное таинство. Многие, в том числе и церковные люди, это забывают. Задача исповеди не в том, чтобы снять с себя грехи, а в том, чтобы вновь сделаться членом Церкви. Где нет Церкви и нет желания войти в нее, там исповедь не может совершиться как таинство по своей сути.
В смысле исповедального информирования можно открыть страничку в Живом журнале и рассказать всему миру: "Я так-то и так-то грешил на этой неделе". Но Церковь есть Тело Христово. И чтобы стать частью этого Тела, необходим живой контакт. Интернет-исповедь, как и проповедь по интернету, мешает этой близости, хотя не исключает ее вовсе.
Для меня самое дорогое в церковной жизни - та минута, когда после исповеди священник прижимает твою голову к своей груди. Без холодка старой епитрахили на груди любимого батюшки это может быть что угодно, но только не православие.


- Насколько эффективна проповедь через интернет, реальна ли опасность того, что человек в сети фактически превращается в текст?
- Ну а как мы сегодня можем судить, к примеру, о святителе Иоанне Кронштадтском? Только по тем текстам, которые он написал, по мемуарам людей, которые его знали. А об апостоле Павле? Конечно, мемуаров людей, знавших апостола Павла, у нас нет. Поэтому о нем мы можем составить представление лишь по его посланиям, дошедшим до нас.
Я полагаю, что интернет - это замечательное пространство для проповеди. Но надо понимать, что проповедь в данном случае - это не просто аудиозапись в формате mp3, но проповедь в самом широком смысле этого слова. Одна душа может откликнуться на поиск и веру другой души очень неожиданными путями. Интернет-пространство в этом смысле может оказаться даже идеальным.
Если ко мне подходит человек на улице с вопросом, я обычно не могу ему сразу ответить. А когда речь идет об интернет-дискуссии, то у меня есть право на "звонок другу", право посоветоваться с библиотекой, с людьми, которые лучше меня разбираются в данном вопросе. Я могу взять паузу, поразмыслить и потом спокойно ответить. В реальной жизни это бывает гораздо сложнее.
И наконец, в интернете есть анонимность, которая может быть и преимуществом. Подобно тому как древнерусские иконописцы писали иконы, не подписывая их, так же и современный монах, если он не желает привлекать внимания к своей личности, может "перестукиваться" в интернете анонимно или под выдуманным ником.


- На пресс-конференции в РИА Новости протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что "интернет открывает огромное пространство для духовных бесед", что через e-mail можно заказывать требы. Существует ли такая практика сегодня?
- Насчет заказов треб по электронной почте я ничего не слышал. Но в принципе это возможно. Если у человека есть адрес священника и он знает его лично или по каким-то выступлениям или публикациям, то он может написать ему электронное письмо со своей просьбой.
Я считаю, что священник должен совершить хотя бы краткую молитву, прежде чем стирать такое сообщение. В этом смысле интернет ничего не меняет в жизни православного христианина. Иногда меняется лишь соотношение плюсов и минусов, но сами эти плюсы и минусы существовали еще в доинтернетовскую эпоху.


- Личный сетевой дневник (блог) при желании можно превратить в маленькое СМИ. При этом нормы корпоративной журналистской этики на него не распространяются. Однако, если блог ведет священник, его голос может быть воспринят в нецерковной среде как голос Церкви. Где, по-вашему, в интернете проходит граница между мнением Церкви и мнением самого священника?
- Во-первых, эту границу должен проводить сам священник. Иногда полезно снимать рясу, входя в интернет. Когда ведешь дневник, нужно предупреждать, что это не проповедь с амвона. Дневник - это мой поиск, мое ощущение этого мира. Во мне, например, есть что-то от Церкви, а что-то от светского мира - университетского, армейского, любого другого.
Я не всегда готов вытравливать в себе все нецерковное. Иногда мне, напротив, кажется, что важно сохранять такую многосоставность, для того чтобы сохранить человечность и не превратиться в производную функцию от своего церковного служения.
Во-вторых, не всякую публикацию в сетевом дневнике (даже если бы он у меня был) следует воспринимать как мою позицию. Сегодня я напишу так, а завтра совершенно иначе. Если же слова, сказанные в личном дневнике, СМИ используют для того, чтобы раздуть сенсацию, это уже вопрос PR-войны.
В-третьих, сегодня особенно необходимо пояснять, что выяснение позиции Церкви по какому-либо недогматическому вопросу - очень сложная задача. Я как профессор богословия имею право начать поучение от имени Церкви только в том случае, если далее я цитирую Символ веры. В остальных случаях я должен "жать на тормоза" и говорить аккуратнее: "по учению святых отцов", "по мнению известного богослова".
Мнение и учение в данном случае - не одно и то же, так же, как не одно и то же частная запись в блоге и проповедь в храме. Я могу сослаться на мнение авторитетных для меня священников, в конце концов на свое собственное мнение. В разных случаях мнением Церкви может считаться мнение богословского "мейнстрима", суждение Патриарха, решение Архиерейского Синода.
Позицией Церкви может быть и мнение простого большинства духовенства, если удастся его каким-то образом установить, или мнение большинства церковных изданий. За мнение Церкви можно принять суждение монастырских духовников, если есть возможность его узнать. Наконец, мнение Церкви можно выяснить, опрашивая прихожан, выходящих из храма, то есть с помощью своего рода "экзит-полов" (от англ. "exit poll" - опрос на выходе).


- В интернете вырабатываются своя лексика и свой особый стиль коммуникации. Как смотрит на это Церковь?
- Я избегаю тех форумов, где используют искусственный интернет-жаргон. Достаточно форумов и страниц, где люди сохраняют литературный русский язык. Это важно, потому что именно там обращается больше внимания на содержание сообщения, а не на его стиль или форму. Я считаю, что перелагать нашу веру на искусственно созданные языки, в том числе и на интернет-жаргон, не стоит.


 

Рейтинг: +5 Голосов: 5 1389 просмотров
Комментарии (2)
roor # 30 июня 2011 в 11:53 +3
Наверно интернет исповедь- это будет выглядеть как отчёт о проделанной работе мальчиша-плохиша, всё таки живое общение со священником оно необходимо при исповеди, по моему так.  
Без холодка старой епитрахили на груди любимого батюшки это может быть что угодно, но только не православие.
Из треб- поминовение усопших, можно заказать http://www.optina.ru/rites/about/
0 # 4 июля 2011 в 01:36 +3
Это действительно так!!! Но и при живом общении со священником, в таинстве исповеди, можно так же отчитаться о проделанной греховной работе и в устной, и в письменной форме!

Яндекс.Метрика